Колонки Олена Хитрова
  616  0

Кто, за что, и сколько будет платить в больницах после медреформы?

Вопрос оплаты медицинских услуг часто определяет качество и продолжительность жизни человека. Авторы и сторонники реформы обещают облегчение финансовой ноши для пациентов, а противники - пугают непомерно высокими ценами на медуслуги. Кто прав, и чем для рядового украинца окажется медицинская реформа - разочарованием или благом? Правда ли, что диагностика нарушения ритма сердца у ребенка будет стоить 65 тысяч гривен, а шунтирование аорты – 130 тысяч гривен? Откуда эти цифры? И как украинцы смогут выжить, если это правда?

Что точно известно о тарифах на сегодня?

В какую сумму обходятся рядовым украинцам упомянутые операции в наших больницах сейчас, сказать сложно, потому что суммы эти:

а) “в конвертах” и понять, из чего они состоят и кому в какой части доходят, практически невозможно,

б) не включают в себя “мелочи” вроде “полтинничек санитарке”, расходники для реанимации, анестезию, еду и уж тем более - проживание родственников, которые сопровождают пациента, и последующую реабилитацию.

Эти цифры - всегда рулетка; и если провести с полчаса в коридоре любой из клиник, можно обнаружить, что одинаковые операции для двух разных семей могут легко отличаться в стоимости в два-три раза даже в одной больнице, не говоря уж о разных.

Сколько кто должен заплатить вычисляется врачом или его поверенным наобум, методом “субъективного сканирования пациента”.

Принятый 19 октября 2017 года закон “О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения” устанавливает единую (одинаковую) по всей стране и для всех граждан стоимость услуг, лекарств и медицинских изделий, которые входят в программу государственных гарантий. Всё, что войдёт в программу госгарантий, будет оплачиваться из государственного бюджета.

В законе говорится, что тариф может устанавливаться как:

- оплата пролеченного случая или оказанной услуги,

- фиксированная сумма за каждого пациента,

- или ставка по результатам выполнения договоров о медицинском обслуживании населения и некоторые другие.

Методика расчета тарифов утверждается МОЗ по согласованию с Министерством финансов.

Сейчас финансирование больницы зависит от устаревшего показателя "койкодень", а зарплата врача - от должностного оклада, специализации, квалификации и ученой степени. Идеологи реформы же настаивают: больницы должны получать деньги не за полупустые (или нерационально заполненные) койки, а врачи - не за “выслугу лет”, а - за результат и оказанные услуги.

Но вот вопрос о том, как оплачивать, по какому принципу, и на чем должны основываться тарифы для оплаты медицинских услуг - пока не решен окончательно на уровне государства.

Сейчас экспертам наиболее рациональным кажется применение системы расчета единых тарифов по принципу системы DRG. По ней все заболевания объединены в диагностически связанные между собой группы (Diagnostic Related Group).

По системе DRG рассчитываются тарифы в большинстве европейских и других стран с развитой медициной (Австралия, Португалия, Норвегия, Франция, Германия, Норвегия, Британия и многие другие).

Опыт Германии

Германия переходила к этой системе с 2002 года. Немецкая система DRG насчитывает 23 основных диагностических категории, которые объединяют в себе более 1 200 возможных случаев лечения. Каждому случаю лечения присваивается оценочный коэффициент, который определяют: сложность заболевания, длительность пребывания в больнице, сопутствующие заболевания, возраст пациента и т.д. Чтобы рассчитать стоимость лечения, нужно умножить оценочный коэффициент на единый тариф (по сути: одинаковая стоимость одинакового случая), общий для всех больниц.

Для расчета единого тарифа в Германии берут среднее по каждому случаю лечения из 25% всех больниц страны и десяти университетских клиник.

Для немецких врачей переход к такой системе финансирования в свое время стал настоящим вызовом. Они понимали, что больше, чем единый тариф за конкретную услугу, им никто не заплатит. Поэтому больницы начали меняться, пересматривать свою структуру затрат, процессы лечения, думать, за счет чего можно укладываться в утвержденную государством стоимость услуги.

Проблема Украины сейчас, в частности, в том, что нет достаточной информации для анализа и просчета единого тарифа. Никто не может сказать, что стоимость лечения воспаления легких будет стоить условно 10 тысяч грн. Ведь сейчас частично это лечение оплачивается из госбюджета, частично пациент сам покупает лекарства, а часто и дополнительно оплачивает работу врача.

Кабмин уже утвердил методику, по которой медучреждения будут учитывать свои затраты с 2018 года. Также планируется утверждение перечня больниц, данные которых возьмут для расчета средней стоимости каждой медуслуги.

Эти данные нужны и для разделения всех заболеваний на группы, присвоения им кодов, выработки оценочных коэффициентов и т.д. Ведь отличие DRG в том, что определенные медицинские услуги объединяются в группы. Например, всё, что касается заболеваний органов пищеварения, объединяется в одну группу, и определяется единый тариф на лечение всех заболеваний именно этой группы. Хотя на окончательную стоимость пролеченного случая будут влиять возраст пациента, этап заболевания, осложнения, длительность пребывания в стационаре и ряд других, четко определенных факторов.

Опыт Турции

Медреформа в Турции была похожа на нынешнюю украинскую. Там так же, как и у нас, начали с изменений первичной медицины, создали единого закупщика (Институт социального обеспечения), и уже он распоряжался средствами, выделенными на медицинскую сферу. Система DRG у турков обязательна для всех с 2011 года, а до этого пять лет по ней работали некоторые больницы в рамках пилотных проектов.

Как показывает турецкий медицинский рынок, с момента, когда правила становятся прозрачными и едиными для всех, возникает интерес инвесторов к этой сфере. Общий размер негосударственных инвестиций в развитие медицины в Турции составил около 1,6 миллиарда долларов за 7 лет.

В основном, это средства, вложенные в строительство больших медицинских кампусов. Государство объявляет конкурс на строительство медцентра по конкретному проекту. Победившая компания после окончания строительства сдает это здание в аренду государству и получает преимущественное право на организацию в этом медцентре сопутствующих услуг: клининг, организация питания, диагностика и т.д. Государство получает современный медицинский центр, бизнес - возможность зарабатывать на дополнительных услугах и гарантированные деньги за аренду на протяжении 25. По окончанию этого срока здание переходит в собственность государства.

Такая схема дала толчок и развитию медицины в целом. Сейчас многие украинцы лечатся сами и лечат детей именно в Турции: в том числе от таких сложных заболеваний как онкологические. Турецкая медицина после реформирования уже дает больше возможностей пациентам, чем наша.

Использование системы DRG при ценообразовании медуслуг позволяет повысить качество управления больницами и упорядочить их финансирование. Благодаря этому происходит оптимизация затрат государства: оплачиваются только реально оказанные медуслуги и действительно необходимые лекарства, согласно утвержденным протоколам. Таким образом государство избавляется от ненужных, нерациональных затрат на медсферу - и может закупать больше услуг для населения. Например, в Турции после нескольких лет введения реформы государство смогло обеспечить порядка 80% объема всех необходимых жителям медуслуг. У нас же государство обеспечивает не более 50% стоимости всех медуслуг, оказанных пациентам (в основном, государственные деньги идут на содержание зданий больниц и зарплату медперсонала).

Что ждёт украинцев?

Откуда же взялась цена 130 тысяч грн за шунтирование аорты? Это - рассчет стоимости от Института Национальной Академии Медицинских наук Украины. Институт по этой цене предлагал государству закупить у него услуги для украинцев. Но по какой методике проводился расчет - неизвестно. Скорее всего, в эту стоимость были заложены административные затраты института и расходы на выполнение самой операции. В целом, включать административные затраты в цену медуслуги - нормальная практика. Но нет никакой уверенности в объективности этой цены, потому что сегодня административные затраты в украинской медицине часто бывают значительно завышены. К примеру, в средней американской клинике они составляют 15%, а у нас - могут быть больше 50%. Это значит, что в Украине большая часть денег, заплаченных за операцию, уходит не на оборудование, препараты или повышение квалификации врачей. Эти деньги уходят на содержание зданий больниц, а часто и оседают на многих промежуточных звеньях, не имеющих отношения к качеству операции.

Как упоминалось выше, с 2020 года все украинцы смогут получать определенный пакет медуслуг всех уровней (в том числе необходимые лекарства), гарантированно оплаченный из госбюджета. По сути, новые понятные тарифы нужны государству, чтобы понимать, за что именно оно платит и какое количество услуг для пациентов закупает. За эти услуги украинцы не будут платить из своего кармана.

Что делать сейчас?

Как сами врачи, так и пациенты должны стремиться переходить к лечению по международным протоколам. Они предполагают использование лекарств и методик только с проверенной эффективностью. Это, как минимум, избавит нас от покупки ненужных препаратов и процедур.

Чтобы получать оплату своей деятельности и после 2020 года все больницы к этому времени должны автономизироваться.

Менеджмент больниц и пациенты могут развивать отношения со страховыми компаниями. Для больниц это станет дополнительным источником дохода, а для пациентов - возможностью получить медуслуги, которые не включены в гарантированный государством пакет.

Ну и, конечно, всем больницам необходимо начинать считать объективную стоимость каждой оказываемой ими услуги, чтобы понимать средний уровень затрат и возможность их уменьшения.

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 вгору