Колонки Анастасия Красносильская
  3840  2

Пост-правда Сергея Козьякова: как на самом деле проходит конкурс в Верховный суд

В недавнем интервью Цензору глава Высшей квалификационной комиссии судей Сергей Козяков рассказал о том, как проходит конкурс в Верховный суд, который с самого старта сопровождается скандалами и обвинениями ВККС в манипуляциях правилами и процедурами конкурса. Центр противодействия коррупции подготовил факт-чек слов Сергея Козьякова и обнаружил, как ловко глава ВККС жонглирует полуправдой, вводит в заблуждение собеседника и, увы, - открыто лжет.

Интервью Козьякова читайте здесь.

 Как верно отметил сам Козьяков, "на конкурсе в Верховный суд есть только одна экзаменационная комиссия и правила, которые нужно соблюдать". Но на практике выходит, что соблюдать эти правила должны все, кроме самой Квалифкомиссии. Для факт-чека мы выбрали только те цитаты Сергея Козьякова, которые касались именно правил - прозрачности и объективности выбора новых судей в высшую судебную инстанцию страны.

С.Козьяков: “Мы до начала конкурса не предупреждали никого из кандидатов, что работы будут публиковаться. И сделать это - будет означать, что мы изменим правила во время игры”... “Обнародование в сети 520 работ приведет к спекуляциям и к возможным угрозам конкретным кандидатам. О такой опасности, кстати, говорится в п.48 заключения Консультационного совета Европейских судей №17”.

 Это - манипуляция, которую легко распознать тому, кто прочитал 21 страницу методологии квалификационного оценивания судьи (в соответствии с законом про судоустройство, кандидаты на должности судей Верховного Суда проходят именно квалификационное оценивание). Документ опубликован на сайте ВККС. Методика не содержит никаких правил относительно публикации практических работ. Если результаты тестирования морально-психологических качеств методика прямо запрещает публиковать, то для практических заданий такая норма отсутствует.

Закон Украины про доступ к судебным решениям предусматривает обязательную публикацию всех судебных решений в открытом реестре. Это мотивировано в том числе тем, что результат профессиональной деятельности судьи не может быть закрыт от общества. Кандидаты на должности судей Верховного Суда также должны быть готовы к публичности их решений, выполненных в качестве практического задания, ведь их реальные решения публикуются в Реестре и доступны для ознакомления.

После скандала с оценкой практических заданий кандидатов, публикация работ и методики их оценивания является единственной возможностью восстановить доверие к конкурсу и будущему Верховному суду. Возможность ознакомиться и сравнить ответы кандидатов, набравших минимальный и максимальный бал - это способ узнать, насколько объективными были ВККС в своей оценке. Попытка же Квалифкомиссии оправдать отказ от такой публикации выглядит как заметание следов и сокрытие возможных манипуляций с оцениванием, которые активисты выявили статистическим методом.

Еще одна манипуляция - ссылка господина Козьякова на то, что якобы п.48 заключения Консультационного совета Европейских судей №17 рекомендует не обнародовать результаты индивидуальной оценки судьи. Действительно, в указанном документе есть такая норма. Однако, во вступлении к документу специально оговорено, что все эти рекомендации не относятся к процедуре назначения на должность судьи, а разработаны только для оценки уже действующих судей. В случае конкурса в Верховный Суд речь идет именно о назначении на должность судей, то есть указанная Козьяковым рекомендация не применима.

Что касается изменения правил во время игры, то именно это и сделала ВККС при определении минимально допустимых баллов по результатам теста и практического задания. Кандидаты, которые не набрали достаточно баллов на тесте, были отсеяны немедленно; но тем, кто был допущен к выполнению практического задания и не набрал достаточно баллов за его выполнение, такую недостачу компенсировали баллами теста и допустили к следующему этапу конкурса - собеседованию.  Об этом подробнее чуть далее.

С.Козьяков: "Все прописано в методологии, которая рекомендована экспертами ЕС, составлявшими практическое задание" (речь об обнародовании практических заданий кандидатов и баллов, выставленных каждому из них членами ВККС - ред.).

Еще одна манипуляция главы ВККС, который пытается легитимизировать нежелание публиковать работы кандидатов европейской практикой.

Эксперты ЕС действительно составляли практическое задание, которое выполняли кандидаты во время второго этапа конкурса. Однако методология оценки практического задания не опубликована в открытом доступе. Более того, Общественный совет добропорядочности (ОСД) неоднократно требовал обнародовать такую методику, однако безрезультатно. Таким образом, неизвестно, что именно и насколько детально прописано в методологии оценки практического задания.

Нет ни одного документа, а также не удалось найти ни одного публичного комментария экспертов ЕС с оценкой методологии, которой руководствовалась конкурсная комиссия, выставляя баллы за практическое задание. В Общественном совете добропорядочности, который выполняет функцию гражданского контроля за честностью конкурса, о таком документе также не слышали.

С.Козьяков: "Наши европейские эксперты настаивают: процедуры квалификационного оценивания кандидатов должны быть прозрачны, индивидуальные результаты – конфиденциальны".

И данное утверждение главы ВККС также - манипуляция. Козьяков ссылается на уже упомянутое Заключение Консультативного совета европейских судей №17, которое относится к оценке квалификации действующих судей, но не к процедуре назначения на должность судьи. Это также специально оговаривала эксперт из Болгарии Диана Ковачева на встрече ВККС с Общественным советом 21 марта 2016 года.

С.Козьяков: "В комиссию не поступило ни одной такой жалобы (жалоб от кандидатов, которые не довольны результатами первого этапа квалификационного оценивания - ред.)... “Пока никто из кандидатов не просил опубликовать их работы. Они могут взять у нас копию своей работы и самостоятельно опубликовать".

Первый этап квалификационного оценивания представляет собою экзамен, который состоит из теста на знание законодательства и выполнения практического задания, а именно, написания судебного решения (часть вторая статьи 85 Закона Украины про судоустройство и статус судей). Текст и практическое задание выполнялись и, соответственно, оценивались отдельно.

В ВККС была подана как минимум одна жалоба с требованием пересмотреть решение про результаты оценивания практического задания. Такую жалобу подал кандидат в Кассационный административный суд Роман Брегей. По словам Брегея, ВККС отказала в рассмотрении жалобы. Также Брегей просил у ВККС свою работу для дальнейшей публикации и до сил пор ее не получил. Стоит отметить, что “точечная” публикация отдельных работ ничего не даст. Имея всего несколько работ на руках невозможно будет оценить, по одной ли методике выставлялись баллы, а именно это вызвало сомнения у активистов.

С.Козьяков: "По итогам суммарного балла добавилось аж 43 кандидата, и среди них - адвокаты, ученые, судьи низших инстанций... Я еще понимаю, что этого (суммирования проходного балла - ред.) не заметили в документе обычные люди или журналисты. Но этого не увидели некоторые кандидаты и члены ГРД, которые, казалось бы, должны быть заинтересованы в том, чтобы досконально знать "материальную часть".

Речь идет о реакции общественности на решение ВККС допустить к предпоследнему этапу конкурса - психологическому тестированию - кандидатов, набравших суммарный проходной балл по результатам и теста, и практического задания, но не набравших проходной балл непосредственно за практическое задание. В то же время, ко второму туру конкурса - выполнению практического задания - не были допущены те, кто не набрал проходной балл за тестирование.

Глава ВККС аргументирует решение комиссии тем, что так и было предусмотрено порядком проведения конкурса, а также - методологией оценки его результатов.  

Если читать методику оценки объективно, то однозначно не должны проходить в следующий тур те кандидаты, которые не набрали минимальный проходной балл на предыдущем этапе.

Уже упомянутая методика квалификационного оценивания, утвержденная ВККС, предусматривает наличие минимального допустимих баллов отдельно для тестирования и отдельно для практического задания (пп. 6.2 методики). Кандидаты, не набравшие такие минимальные баллы, не допускаются к следующим этапам - психологическому тестированию и собеседованию. ВККС же отказалась от минимального балла для практического задания, вместо чего установила суммарный минимальный проходной балл с учетом баллов, набранных по результатам тестирования.

Таким образом ВККС сама "поменяла правила игры" между тестами и практическим заданием, что стало неприятной неожиданностью для всех участников конкурса. Активисты из Общественного совета вообще назвали данное решение ВККС “непоследовательным” и таким, которое “подрывает доверие к процессу выбора судей”.

Также Сергей Козьяков лукавит в ответе на вопрос журналиста о том, "почему досье кандидатов появились в открытом доступе только сейчас, после критики и акций протеста?".

С.Козьяков: "Они и так были доступны для желающих... Но в законе о защите персональных данных четко прописано, что можно публиковать, что нельзя. И есть такое слово "кроме". Так вот, "кроме места жительства и местопребывания".

Это - манипуляция. Закон о персональных данных не содержит перечня информации, которая является персональной. Закон про судоустройство предусматривает закрытие только адресов проживания, дат рождения, реквизитов документов, результатов психологических тестов и информации про несовершеннолетних детей.

Квалифкомиссия на собственное усмотрение закрыла другую важную информацию.

Например, в декларации родственных связей кандидатов ВККС затерла информацию о ФИО родственников, которые работают в прокуратуре и других судах, составляя печальноизвестные кланы.  Хотя эта декларация связей по закону о статусе судей (ч.3 ст. 61) должна быть публичной.

С самого начала конкурса и до 21 марта досье судей были закрыты от глаз журналистов, активистов и даже Совета добропорядочности. Журналист программы СХЕМЫ на Радио Свобода Сергей Андрушко получил официальный отказ от ВККС на запрос на ознакомление с информацией из досье. Общественники из Совета добропорядочности тоже не имели доступа к полным досье судей, им предлагали ознакомиться только с анкетами на определенных условиях - всего за пару часов работы с документом без права копирования. Это могут подтвердить те члены ОСД, которые пытались получить доступ к досье.

В этой связи 22 марта медиа-юристы из Центра демократии и верховенства права подали иск на ВККС за нарушение закона о доступе к публичной информации. Проще говоря, за то, что ВККС ограничила доступ к информации из досье, которая по закону о судоустройстве должна быть публичной и доступной на официальном сайте ВККС.

На данный момент досье кандидатов все же опубликованы на сайте ВККС. Однако долгожданные документы оказались малоинформативны - в них "спрятали" важную информацию о судьях, "затерли" информацию о судейско-прокурорских кланах в декларации родственных связей, убрали сведения об уголовных делах и жалобах на судью.

Собеседование с кандидатами состоит из обсуждения информации из данного досье и за этот этап будущие судьи могут набрать самое большее, а значит - решающее - количество баллов - 400 из 1000. Информация из досье учитывается Общественным советом при составлении их независимых выводов о кандидатах, которые также должны учитываться ВККС на финальном этапе конкурса. Однако большинство важной информации оказалось скрыто.

О выводах ОСД господин Козяков также вспомнил. В частности, глава ВККС сообщил журналистам следующее: "Если Комиссия согласится с их (ОСД - ред.) негативным выводом, кандидат получает за "добропорядочность" ноль баллов, там, где могло быть 250".

Это - не так. На самом деле, закон про судоустройство предусматривает, что негативный вывод ОСД исключает кандидата из конкурса, кроме случаев, когда ВККС проголосует за преодоление такого вывода 11 голосами из общих 16. Это означает, что негативный вывод ОСД не дает Комиссии возможности "дотянуть" нужного кандидата высокими баллами по другим критериям, кроме добропорядочности.

Комиссия должна либо вывести такого кандидата из конкурса, либо принять решение о его дальнейшем участии в конкурсе квалифицированным большинством - и оценить его добропоядочность на усмотрение членов коллегии, которая проводила собеседование.  

12 апреля Общественный совет добропорядочности презентовал первую четверть сотни негативных выводов о кандидатах. Среди фигурантов, например, одиозный судья Вовк. Однако неизвестно, включила ли ВККС эти выводы в досье прежде, чем отдать их на ознакомление кандидатам; если нет - ВККС и сами кандидаты могут отказаться от учета этих выводов.

Неизвестно также, получат ли представители ОСД обещанное ВККС право задавать вопросы кандидатам во время собеседования, где могли бы бы озвучены факты их выводов Совета. Без их учета и без права представителя ОСД задавать кандидатам неудобные вопросы, собеседование в исполнении ВККС может стать всего лишь пустой формальностью без освещения скелетов в шкафах. И тогда весь пафосный конкурс превратиться в тыкву.

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 вгору