Колонки Артем Миргородский

Руководитель Секретариата Реанимационного Пакета Реформ
  381

Под брендом РПР

Вот уже два с половиной года многие слышат загадочную аббревиатуру - РПР. То ли партия… То ли движение… При упоминании полного названия: Реанимационный Пакет Реформ, - становится яснее, но ненамного. По сути, все равно понятно немногим. Некоторые даже думают, что это группа медиков-активистов со времен Майдана.

Именно в пору Евро-революции Ганна Гопко, Светлана Залищук, Оксана Сыроид, Олег Рыбачук, Виктор Таран и десятки других гражданских активистов искали возможность воплотить эту энергию сопротивления в конструктивную работу во имя преобразования страны. Они ощущали свою легитимность, олицетворяли ценности и командный дух Майдана и имели четкое намерение действовать.

У некоторых уже имелся хороший опыт коалиционной работы. Большинство за плечами имели опыт управления проектами в рамках своих общественных организаций. И, что особенно ценно, они объединили экспертные знания и умения работать с законопроектами.

На основании этих порывов и опыта возникла "инициатива Реанимационный Пакет Реформ". На тот момент она объединила ведущие экспертные неправительственные организации. Целью стало ускорение реализации реальных реформ. Активисты РПР убедили наиболее прогрессивных депутатов в необходимости принятия законов, которые были написаны, но при режиме Януковича лежали "в столах". Это был грандиозный прорыв, если учесть, что 23 закона были проголосованы за несколько месяцев работы Рады.

С тех пор прошло два с половиной года. По состоянию на середину октября ровно сто самых прогрессивных законов страны в части антикоррупции, реформы государственной службы, госзакупок, разгосударствления медиа, декоммунизации, децентрализации и т.д. - были написаны или как минимум проадвокатированы экспертами Реанимационного Пакета Реформ.

Мы мало говорим о себе как субъекте, ибо считаем самопиар второстепенным по сравнению с теми задачами и целями, достижением которых сотни экспертов занимаются изо дня в день. Мы не политики. Более того, мы ярые противники популизма. Поэтому хотим говорить и говорим о фактах и аргументах, которые позволяют гражданам разобраться и вынести собственные суждения.  

Сегодня РПР - это одна из самых сильных команд, которая организованно и системно работает в сфере реформ. Из инициативы РПР вырос в самую крупную в стране платформу, объединяющую 68 общественных организаций и очередь "на вход" растет.

Опыт РПР изучают активисты многих стран, в особенности Казахстана, России, Кыргызстана, Белоруссии, Азербайджана и многих других. Не так давно я вернулся из Праги, где по приглашению Пражского Центра Гражданского Общества со своими коллегами-реформаторами принимал участие в семинаре, посвященному трансформации постсоветских (кроме России) государств.

Вопросы коллег из Средней Азии натолкнули на мысль о том, что РПР владеет бесценным институциональным опытом, который имеет огромный спрос в множестве стран. И в особенности государств постсоветского лагеря. Даже иностранные политики признают - прецедентов такого конструктивного взаимодействия третьего сектора с государством в Европе нет. Этим мы охотно делимся со всеми, кто готов слышать и слушать.

Всех интересуют, как в стране, где на два украинца три гетмана, а большинство даже молодых деятелей страдает маниакальной манией величия удалось создать мощную структуру, построенную на мульти лидерстве и отсутствии смотрящего? Рецепт достаточно прост.

Во-первых, были ценности, на которых мы нашли друг друга, действовали на Майдане, выработали доверие друг к другу. Во-вторых, мы собрали воедино все общие цели и задачи национального значения. Для это разделились на профильные группы по реформам и тщательно выписали план, который назвали Дорожной картой. Далее - направили силы на его реализацию. В-третьих, мы написали Хартию (устав), правила и политики. Лучшие юристы третьего сектора: Тарас Шевченко, Игорь Колиушко, Дмитрий Котляр выписали первые проекты ключевых документов, которые четко обозначили полномочия и права субъектов коалиции.

Ну, и самое главное, в РПР научились нарабатывать и принимать решения, а также выходить с консолидированной позицией. Никогда ранее в Украине, объединения такого масштаба так слажено не работали. Это позволило нам быть услышанными, прежде всего, политиками. До этого с гражданским обществом они говорили в разных комнатах. Как говориться: разделяй и властвуй.

Было также однозначно ясно, что появившиеся средства иностранных доноров на финансирование общих потребностей (аренда офиса, зарплаты сотрудникам Секретариата, организация событий) должны тратиться только на общее дело, а не раздаваться в ручном режиме в виде зарплат членам.

В РПР никто не получает зарплат, кроме 13-ти сотрудников Секретариата, отобранных на открытом конкурсе. Члены Совета и все эксперты РПР - волонтеры и получают зарплату как правило в своих организациях.   

В начале июня Реанимационный Пакет Реформ получил от Еврокомиссии 1 млн евро. Средства пойдут на ускорение имплементации приоритетных реформ. Срок действия гранта – два года. Мы сразу публично заявили об этом решении донора. Но одна важная деталь осталась за кадром: этому решению предшествовала внешняя оценка деятельности РПР, аудиторская проверка и детальная отчетность за проведенную годом ранее работу. Поэтому решение Еврокомиссии – знак партнерского доверия и соответствия "брюссельским" стандартам.

Ведь мы выстроили командную игру на результат.  Ибо понимаем меру своей ответственности, инвестируя время каждого и расходуя средства доноров - Европейской комиссии, шведского, американского, чешского, немецкого правительств, фонда "Відродження" и прочих.

Очень важно, что в преддверие 3-й годовщины Майдана все ребята из РПР хорошо помнят, зачем мы собрались вместе. Временами бывает весьма непросто. Ведь именно на нас общество частенько экстраполирует реформаторские неудачи власти. Я нередко слышу фразу: "И где ваши хваленые реформы?" Чувствую эти высокие ожидания. Понимаю запрос общества на качественные изменения. Но в то же время я четко даю себе отчет в том, что тектонические преобразования, которые требует общество и система власти в Украине, - путь долгий и тернистый. Но осилит его лишь идущий.

Мы - в пути, и не даем забыть о нем никому, прежде всего, властьимущим.

 
 
 вгору